Телефон отеля:
Адрес: Санкт-Петербург,
Невский проспект, дом 32-34 лит. А

«Кафе Доминик»

Да, первое русское «кафе-ресторан» было открыто – ну конечно же, на Невском! И случилось это в 1841 году...

В чем-то удивительное дело: всё было в России. И трактиры, и «государевы кабаки», и петровские ассамблеи, балы, званые обеды, салоны, клубы и прочие заведения для культурного времяпрепровождения, и не обязательно по принципу «Веселие Руси есть питие...» Даже сетевые «Бистро» во многом, как известно, обязаны своим появлением русским людям. А вот кафе-ресторанов в привычном нам европейском смысле – не существовало почти до середины 19 века. И для открытия первого такого заведения потребовался даже специальный закон, изданный Сенатом 11 апреля 1841 года.

Возможно, высочайше утверждая данный закон, государь-император Николай Павлович даже подумал про себя следующим примерно образом: «Да, затянули мы, конечно, в этом вопросе. Опять отстаем от Европы. Давно, давно следовало бы. Глядишь, и интеллигенция после работы не сидела бы по кухням, разводя вольнодумство, а отдыхала бы культурно, заодно и под приглядом. Или вот Пушкин с Дантесом: ну, понятно, что всяко бывает, но пошли бы вдвоем, взяли бы по полуштофу, посидели, поговорили бы как мужики, вот без протокола, а просто как Саша с Жорой, глядишь, и обошлось бы... но что теперь. В общем, лучше поздно, чем никогда».

И высочайшая виза на Закон была наложена.

Так и появилось на Невском, 24 заведение «нового типа» и «для удовольствия публики высшего класса». Учредил его швейцарский кондитер Доминик Риц-а-Порта, и по его же имени оно и было названо: «Доминик».

Дела у «Доминика» быстро пошли в гору, и популярность его, как сказали бы сейчас, зашкаливала. Затертое клише, но по-другому и не скажешь: весь, весь цвет русской культуры и науки в разное время с гордостью причислял себя к почетному «ордену Доминиканцев». Достоевский, Салтыков-Щедрин, Чехов, Менделеев, Репин, Маковский – и многие из них так или иначе отмечали «Доминик» в своем творчестве.

Поговаривали даже, что Дмитрий Иванович Менделеев изобрел водку именно для того, чтобы сделать отдых в «Доминике» еще более приятным и содержательным. Хотя это, конечно, исторический анекдот: на самом деле Менделеев водку не изобретал, и та самая его научная работа касалась несколько других аспектов. Тем более, что сам он из напитков предпочитал малагу и чай, особенно чай, до которого был большой охотник. «Эх, Дмитрий Иванович: однако чай не водка – много не выпьешь!» - так по свидетельству очевидцев частенько говаривал ему его друг Федор Михайлович Достоевский.

Да! Мы ведь в школе Достоевского проходим по литературе, а Менделеева по химии и физике, и вообще они как-то у нас не пересекаются. А вот в жизни – очень даже пересекались, и дружили, и дружбой своей во многом обязаны именно частыми встречами и беседами в «Доминике».

А еще одним частым гостем «Доминика» был основоположник русской шахматной школы Михаил Иванович Чигорин. Собственно, немудрено: по обычаю того времени кафе-ресторан выполнял и роль шахматного клуба, и лучшие игроки шлифовали свое мастерство именно там. Шлифовали хорошо: Чигорин дважды бросал перчатку первому чемпиону мира по шахматам Вильгельму Стейницу. Увы, оба раза корона Михаилу Ивановичу так и не покорилась, хотя в одном из матчей до победы оставался один точный ход...

Ну а один из лучших отзывов о своем визите в «Доминик» оставил нам Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. «Не прошло еще и четверти часа, а уже мне показалось, что теперь самое настоящее время пить водку!» Как всегда у классика - в самую точку.

«Доминик» вполне счастливо просуществовал до 1917 года. Характерно, что и в советское время традиции общепита на Невском, 24 продолжились. Одно время там располагалось кафе, известное как «Лягушатник» - по характерному зеленому цвету диванов.В наше время в этом доме какую-то юридическую консультацию открыли. Но это – уже другая история.

Итак, Невский, 24. Первое в России кафе-ресторан «Доминик», «...где за 60 копеек скушали по расстегаю, выпили по рюмке и по чашке кофе» (А.П.Чехов)

Невский проспект. История в каждом доме.