Телефон отеля:
Адрес: Санкт-Петербург,
Невский проспект, дом 32-34 лит. А

Дума

И начать представление очень хочется с отрывка из прекрасной песни «Прогулка по Невскому» Александра Яковлевича Розенбаума. Так и поступим!

«...А напротив - гостей всех мастей полон Двор

Вожделенная цель интуристовских сумок

Но как предки мудры – и Казанский собор

От сует отлучён государственной думой...» (А.Розенбаум и братья Жемчужные, «Новые песни», ноябрь 1983 года)

А теперь – необходимая «географическая расшифровка» для гостей Санкт-Петербурга.

«Двор» - естественно, Гостиный Двор, и ему была посвящена наша прошлая прогулка. С 1785 года и навсегда – бесспорный флагман Петербургской торговли, средоточие и центр мирской, «суетной» жизни. А Казанский собор – центр жизни духовной, так что вполне логично несколько «разделить» их, собственно, и об этом тоже поёт Александр Яковлевич. Эту поэтическую роль как раз и выполняет в песне Думская Башня.

Кстати говоря, один из «авторских» пивных баров Розенбаума совершенно случайно (а может – и совершенно не-случайно) расположен как раз в том же здании. А называется он... (здесь могла быть Ваша реклама, Александр Яковлевич! Со всем уважением к Вам – но ничего личного, бизнес есть бизнес!)

А теперь – две малюсенькие исторические ремарки. Первая – «по времени»: на самом деле Башня Думы была возведена на несколько лет раньше Казанского собора, 1804-й год против 1811-го – но смысл тот же.

Ремарка вторая: для точного попадания в ритмический размер Розенбаум слегка «повысил в звании» наш объект. Государственная Дума появилась в России только в 1905 году, и заседала она в Таврическом дворце. А на Невском – функционировала Дума «городского уровня».

Зато она старше: появилась в 1786 году согласно «Жалованной грамоте городам», дарованной Екатериной Великой. Вскоре построить для Думы специальное помещение повелел Павел Первый: увы, увидеть завершение работ он не сумел, так как за три года до того «скончался апоплексическим ударом».

А вот место для строительства было выбрано уже совершенно точно не случайно: на углу Невского и нынешней Думской улицы уже с 1752 года находился «Общественный гильдейский дом», своеобразная предтеча будущего органа городского самоуправления.

Положа руку на сердце, достаточно трудно говорить о каких-то выдающихся архитектурных достоинствах возведенного архитектором Джакомо Феррари сооружения - по причине их незначительности. Все-таки славу фамилии Феррари принесли несколько другие области народного хозяйства, то же автомобилестроение, например, и уже в будущем времени.

Необычно лишь сечение Башни – это пятигранник, тоже своего рода «Пять углов». Несколько нестандартно ее расположение: Башня фактически соединяет два строения, формируя угол Невского и Думской улицы. В то время как у схожих по назначению европейских ратуш башня чаще всего является центром композиционного решения.

«Здания неоднократно перестраивались и реконструировались» - сухо сообщают нам Путеводители, и это, пожалуй, лучшая «скрытая характеристика». Удачный проект ведь не будут часто видоизменять, и даже надстраивать, а потом даже опять удалять «дополнительные» этажи. Небольшая легенда даже утверждает, что по Башне до сих пор бродит тень инженера Кенеля, автора одной из «надстроек». Бродит и вопрошает: «Что же вам опять не так?» Но так бывает: если однажды что-то пошло не так, то так «не так» и идти оно может продолжать очень долго! Видимо, тот самый случай.

Впрочем, со своей ролью «высотной доминанты» средней части Невского проспекта Башня справляется отлично. И весьма интересно то, что происходило и внутри нее, и снаружи.

Почти сразу после постройки Думская Башня использовалась как одна из станций «оптического телеграфа». Принцип работы прост: «перемигиваясь» со станции на станцию, сигнал от Царского Села до Варшавы (бывшей тогда, как мы знаем, областным центром Российской Империи, и это почти тысяча вёрст) долетал за 14 минут! Если учесть, что наиболее скоростным видом связи оставалась голубиная почта – результат прекрасный.

Разумеется, как всякое высотное сооружение, Башня задействовалась и как пожарная каланча. Металлическая конструкция наверху – это не для красоты, а для пользы, для подъема сигнальных шаров.

В зале общих собраний городской думы проводились лекции «Вольного Университета», и среди тех, кто эти лекции читал – Менделеев, Сеченов, Бекетов и многие другие замечательные русские учёные.

И еще там проходили концерты «Русского музыкального общества». И среди дававших эти концерты – Римский-Корсаков, Мусоргский, Балакирев и многие другие замечательные русские (и не только) композиторы.

И еще свои произведения читали там Достоевский, Блок и Есенин...

А после Революции здесь размещался Комиссариат народного хозяйства, занимавшийся в том числе и массовым переселением трудящихся в квартиры «бывших». Не будем сейчас о правовой стороне вопроса: просто отметим, что знаменитые питерские коммуналки – они «родом» как раз отсюда.

И, конечно, всех гостей Петербурга занимает вопрос: можно ли подняться на Башню?

Удивительное дело, но некоторая опять же правовая неразбериха и не самое лучшее техническое состояние, «унаследованные» еще с советских времен, долгое время никак не позволяли использовать Башню как привлекательный туристический объект. Но однажды все проблемы были решены и улажены, и с осени 2021 года доступ на Башню возможен.

Отличное альтернативное решение – стать гостем CatherineArtHotel, это ровно на противоположной стороне Невского проспекта, 32-34. К услугам гостей – смотровая площадка на крыше отеля. Неповторимые виды, тот самый Санкт-Петербург, которого вы, возможно, еще ни разу не видели!

Ну и раз мы начали отрывком из «Прогулки по Невскому» - то закончим тоже.

«...Вы найдите меня, если с Невским опять повстречаться решите!»

Это правда. Песни Александра Яковлевича – еще и отличный лирический путеводитель по Питеру и Невскому. Так что мы еще сюда обязательно вернемся!

Башня Городской думы. Невский проспект 33/1, угол Думской улицы. 0 минут от станций метро «Невский проспект» и «Гостиный двор», 1 минута от «Катарина Арт Отель», Невский 32-34.

Невский проспект: удивительные истории на каждом шагу.